Проект мечты при бессменном министре. Шесть успехов и провалов Национальной полиции Украины за шесть лет работы

4 июля в Украине отмечается День Национальной полиции Украины (Фото: Наталья Кравчук / НВ). 4 июля украинские полицейские отмечают профессиональный праздник — День Национальной полиции Украины. Впервые его отпраздновали в 2018 году, а собственно полиция появилась в Украине шесть лет назад.НВ разобрался, что происходит с правоохранительным ведомством сегодня на примере его громких успехов и провалов.Р яд громких скандалов с участием правоохранителей, возмутивших Украину в год начала Революции Достоинства, стал катализатором безотлагательного ответа на запрос украинцев относительно правоохранительных реформ и преобразований в обществе. Уже во времена независимости у сотрудников милиции сформировался определенный (и вполне реалистичный) образ: они превратились в закрытую касту вооруженных, наделенных властью и связанных круговой порукой людей. А с приходом к власти режима Виктора Януковича милиция все чаще и активнее привлекалась к «наведению порядка» в ходе акций протестов и уличных митингов.После свержения режима Януковича одним из самых закономерных шагов — символа изменений — стало создание новой полиции и нового образа украинского полицейского. Запуск обновленного правоохранительного института — Национальной полиции Украины — состоялся 4 июля 2015 года в Киеве, а уже 7 ноября с принятием закона такое понятие, как « милиция», прекратило вовсе существовать.На волне ожидания изменений новые полицейские авансом получили огромный кредит доверия.«Наиболее радикальные изменения произошли в отношении населения к полиции: в июле 2015 года баланс доверия-недоверия к милиции составлял -57%, в декабре 2015 года уже к полиции — -24%, а в мае 2016-го — -4,5%. Рост доверия в 50% за один год», — говорилось в выводах общенационального опроса населения Украины, проведенного Фондом Демократические инициативы имени Илька Кучерива и Центром Разумкова в мае 2016 года.4 ноября 2015 года возглавила Национальную полицию грузинка Хатия Деканоидзе. В ведомстве, призванном раз и навсегда уничтожить старую коррумпированную и преступную милицейскую систему, запустили патрульную службу, начали переаттестацию сотрудников и реформу криминальной полиции. Однако эти инициативы не были полностью успешными.«Мы как-то закончили реформу патрульной полиции, в региональных масштабах. Сделали аттестацию, которая полностью оказалась провальной. Почему? Потому что со стороны судебной системы было огромное сопротивление. Я вспоминаю, какое оказывалось давление, честно говоря, это был ужас. Через полтора года мы получили от украинского народа оценку реформы полиции. Я не думаю, что такую оценку украинский народ дал бы после реформирования криминальной полиции, потому что нам это совершенно не удалось», — говорит экс-глава ведомства в интервью НВ.Неудачи в истинном реформировании ведомства не остались без внимания украинцев, шесть лет после создания Национальной полиции существенно отразились на уровне доверия к ней.Так, по данным общенационального опроса, проведенного социологической службой Центра Разумкова совместно с Фондом Демократические инициативы имени Илька Кучерива в мае 2021 года, баланс доверия ко всем правоохранительным органам остается отрицательным, а для ряда структур этот показатель ухудшился. В частности, в Украине возросло недоверие к Национальной полиции и Службе безопасности Украины (для обоих — с -25% до -31%).НВ также направил запрос в Национальную полицию относительно их видения продвижения реформ. Мы добавим ответ ведомства к материалу сразу же после получения письма от НПУ.«Я сама чуть не поддалась массовой эйфории по поводу начала работы патрульных. Уверена, что будет много ошибок, не все полицейские окажутся супергероями, и в ком-то мы сильно разочаруемся. Да и сами полицейские поймут, что в этой работе мало голливудской киноромантики. Сейчас ожидания завышены у всех. Давайте наблюдать, критиковать, но и поддерживать тоже», — писала журналистка НВ Кристина Бердинских в блоге о создании патрульной полиции в 2015 году.Шесть лет спустя стало понятно, что в этих словах не было ничего, кроме правды. Уже в 2018 году на НВ выходит материал о 15 громких скандалах с участием полицейских, в котором собраны кейсы злоупотребления властью со стороны правоохранителей. В том числе со стороны патрульных, которые должны были стать лицом новой украинской полиции. А 2020 и 2021 годы ознаменовываются массовыми протестами против полицейского произвола.Однако запуск патрульной полиции в Украине привнес и некоторые существенные изменения, которые отделили ее от «традиций» бывшей милиции — в частности, на украинских дорогах. Речь идет о полной ликвидации Государственной автомобильной инспекции, произошедшей в ноябре 2015 года. Через два года вместо ГАИ в Украине появилась дорожная полиция. Не в качестве отдельной службы, а как часть Департамента патрульной полиции: теперь одни и те же правоохранители несут службу как на трассах, так и на улицах городов.Среди изменений, которые обещали топ-чиновники правоохранительных органов, — отсутствие так называемых «слепых» проверок, в частности, для выявления случаев вождения в нетрезвом состоянии, а также «засад в кустах». А в 2020 году в работу дорожной службы пришла диджитализация — с 1 июня прошлого года в Украине запустили автоматическую фиксацию нарушений правил дорожного движения.Системы автофиксации собирают информацию о времени, месте правонарушения, превышении скорости, а также о номерных знаках автомобиля. Эту информацию передают в центр автоматизированной обработки данных патрульной полиции, который проверяет их на правдивость, сверяя с данными реестров МВД — модель, марку автомобиля, номерные знаки, пребывание в розыске и пр. После этого формируется постановление, на которую накладывается электронная подпись.Как в апреле 2021 года сообщал фактчекерский ресурс Слово и дело, по данным полиции, в то время на дорогах Украины работали 49 стационарных технических средств, которые автоматически фиксируют нарушения ПДД. А также, по данным Укравтодора, было установлено 29 комплексов автоматической фото- и видеофиксации Каскад 3.В мае этого года министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что за полгода на 48 участках автодорог Киева, Киевской и Львовской областей, где установлены камеры, количество ДТП с пострадавшими уменьшилось втрое.К роме замены прежних « гаишников» патрульными, в полиции также не боятся экспериментировать с новыми и необычными для Украины формами службы. Например, теперь почти на каждой массовой акции в большом городе можно увидеть правоохранителей в синем — в форме или жилетах, буквы на которых складываются в надпись «Полиция диалога». Пилотный проект по созданию подразделения, где будут работать сугубо профессиональные « переговорщики», появился в Украине в июле 2017 года. В совместном сотрудничестве Кабинета Министров, Министерства внутренних дел и Консультативной миссии Европейского союза было решено создать отдел, который должен нести ответственность за снятие напряженности в ходе массовых акций, за переговоры с организаторами, исследование рисков, диалог между враждующими сторонами и минимизацию возможных столкновений.

Идея полиции диалога исходит из скандинавской модели, а впервые такой проект заработал в Дании в 1993 году. Полноценно и почти во всех крупных городах Украины такой отдел Национальной полиции с официальным названием «Подразделение превентивной коммуникации» начал работу с марта 2019 года. Теперь, в 2021 году, полиция диалога насчитывает 1100 сотрудников по всей Украине.Одна из задач «полиции диалога» — это разъяснение гражданам действующего законодательства Украины: их прав, обязанностей и возможных последствий. А также, как отмечают в Нацполиции, «переговоры с организаторами акций, снятие напряженности между людьми, роль активного слушателя и в некоторых случаях даже опытного психолога».В июне 2017 года в отдельных районах Киева, Одессы и Северодонецка также заработал проект Полина, на базе которого были созданы мобильные группы по противодействию домашнему насилию. По состоянию на 2021 год 55 мобильных групп функционируют уже в 36 городах Украины. В их состав входят работники превенции — это участковые офицеры полиции, работники ювенальной превенции, следствие уголовного розыска и экипаж патрульной полиции.Чаще всего мобильные группы полицейских, входящих в Полину, реагируют на семейные конфликты с применением физической силы. Кроме того, чтобы предотвратить рецидив, правоохранители проводят профилактические беседы с правонарушителями, пребывающими на учете.«Лучший показатель нашей работы — это обратная связь с пострадавшими, которые прошли через ад домашнего насилия. В частности, с апреля 2017 года 135 женщин — жертв семейных дебоширов сообщили на Национальную горячую линию общественной организации Ла Страда-Украина о качественном выполнении своих обязанностей представителями полицейской сети Полина » , — сообщал заместитель главы Национальной полиции Украины Константин Бушуев в январе 2018 года.1 июня 2019 года первыми в Украине также заняли должности полицейские офицеры территориальной общины. «Украинские шерифы» заступили на службу в селе Богдановка Днепропетровской области.Главное отличие офицера общины от обычного участкового — то, что офицер общины живет на территории своей ОТО. По специфике работы их можно сравнить с американскими шерифами. Они работают с совершенно разными делами — фактически всем, что волнует здешнюю общину.«Мы сами себе создаем график. У каждого жителя ОТО есть наша визитка, поэтому он может позвонить нам лично, если понадобится. В этом, конечно же, есть и недостатки, потому что очень часто люди звонят в полночь » , — рассказывает НВ один из таких шерифов Иван Костишин.Как сообщается на странице Полицейских офицеров общин в Днепропетровской области в Facebook, сейчас этот проект уже реализован в 19 областях Украины.Р уководителя МВД Арсена Авакова, который уже более семи лет занимает эту должность, полушутя называют «вечным министром». Главный долгожитель украинской политики сосредоточил в своих руках большой человеческий и денежный ресурс — фактически он контролирует 140 тыс. полицейских, влияет на Национальную гвардию и батальон Азов, а также 7% госбюджета, выделенного на Министерство внутренних дел в 2021 году.Авакову удалось пережить одного президента — Петра Порошенко — и сразу трех министров — Арсения Яценюка, Владимира Гройсмана и Алексея Гончарука, — каждый раз выходя сухим из воды, несмотря на какие бы то ни было громкие скандалы и высокий антирейтинг в -48%.В разговоре с НВ первая глава Национальной полиции Украины Хатия Деканоидзе, которая ранее была советником Авакова, утверждает — сначала у министра было стремление к воплощению реформ, но затем « политика снова съела все».«Когда мы начали создавать патрульную полицию, конечно, без поддержки Министерства [внутренних дел] ничего бы не получилось. Это абсолютно точно — без инфраструктуры и всего этого мы бы ничего не сделали, это очень важно. А после выборов [в 2019 году] я думала, что все изменится, сменится министр. Потому что это очень естественно, когда благодаря выборам меняется высшая власть, [приходят] совершенно другие [люди]. Но так получилось, что политика снова съела все — и взгляды, и реформы. Поэтому необходимо создать государственные институты, которые действительно совершенно не зависят от персоналий, политических фигур, полностью реформировать и судебную систему, и прокуратуру. Поскольку единолично полиция никогда ничего не сможет сделать ни в одной стране » , — отметила она.По мнению Деканоидзе, решение Зеленского оставить Авакова в команде Кабинета министров могло быть вопросом «спроса и предложения».«Что касается самого Авакова — это, наверное, вопрос к господину президенту. Возможно, это был какой-то demand-supply [спрос и предложение] в ходе выборов » , — говорит экс-глава НПУ.Впрочем, в ближайшее время позиции Авакова могут пошатнуться, сообщают источники НВ. Офис президента уже в сентябре определится с подачей разрешения на голосование по прошлогоднему постановлению Верховной Рады об увольнении министра, сообщили изданию собеседники из фракции Слуга народа.В то же время, как объяснял НВ близкий соратник президента Украины Владимира Зеленского, глава государства пока не определился, увольнять ли «вечного» руководителя МВД.Вместе с отрицательным рейтингом доверия к Авакову отрицательным сейчас является доверие украинцев и к правоохранительным органам в целом.Согласно опросу Фонда Демократические инициативы имени Илька Кучерива от мая 2021 года, за последний год Министерство внутренних дел немного улучшило свои показатели, но оно все еще имеет высокий антирейтинг доверия, который составляет -43% (в прошлом году этот показатель составлял -46%).Деканоидзе уверена — проблема в провальной аттестации правоохранителей, которая, по ее словам, позволила многим «старым лицам» вернуться на должности благодаря судам.«Судебная система вернула их обратно — тех, кого мы уволили ( н е только я, а и комиссии). Было очень большое сопротивление. Я сейчас вспоминаю, какое оказывалось давление — откровенно говоря, это ужас. Думаю, аттестацию нужно было проводить еще жестче, менять всех начальников на уровне областей, всех заместителей начальников, менеджмент. Судебная система, которая решила вернуть обратно абсолютно всех, — это большая трагедия. Нужно было избавиться от балласта, который тогда накопился » , — утверждает экс-глава Нацполиции.И знасилование женщины в отделе полиции в Кагарлыке, произошедшее в мае 2020 года, для многих стало символическим итогом шести лет работы Авакова в МВД и провалившейся аттестации правоохранителей.«Кому звонить, когда насилует полиция?» — этот лозунг активистов, вышедших на акцию протеста против полицейского произвола, запечатлен большинством украинских СМИ.Хотя руководство и заместителей начальников Кагарлыкской полиции сразу же отстранили, подозреваемых взяли под стражу, а замруководителя МВД Антон Геращенко пообещал, что бывших полицейских «ждет суд и справедливое наказание в виде лишения свободы на длительный срок», однако сам министр внутренних дел отреагировал на трагические события более сдержанно:. «Мы не скрывали ничего.

Двух негодяев немедленно задержали, а в город, где произошел инцидент, была вызвана следственная группа ГБР. К сожалению, случаи пыток и бесчеловечного обращения происходят в полиции любой страны мира. Однако признаком здоровья системы являются реагирование на такие случаи, принятие мер для наказания виновных по полной мере закона » , — говорил Аваков.Общенациональную переаттестацию полицейских в МВД решили не проводить, ограничившись локальными проверками и отстранениями.Как позже рассказывал НВ Антон Геращенко, после переаттестации 30 из 38 полицейских в Кагарлицком райотделе остались работать на своих должностях. Шесть из них получили повышение, а одного уволили.Хатия Деканоидзе, которая отслеживала это дело уже в статусе экс-главы НПУ, называет события в Кагарлыке большой трагедией и утверждает — подобные случаи возникают из-за нехватки мониторинга деятельности полиции.«Очень мало мониторинга, понимаете? У них маленькие зарплаты, и все начальники полагают: да, у меня много вакансий, я не могу сейчас уволить людей и пр. Подход весьма бюрократический. Поэтому, я думаю, это общая проблема — проблема социальная, экономическая и, конечно, проблема системы. Я просто не понимаю, как это возможно, чтобы в системе работали такие люди… животные, простите » , — делится мнением первая глава НПУ.События в Кагарлыке — самый громкий, но не единственный случай полицейского насилия. Как пишет Радио Свобода со ссылкой на Харьковский институт социальных исследований, ежегодно сотни тысяч людей сталкиваются с различными видами жестокого обращения со стороны полиции. Речь идет о побоях, пытках, истязаниях жаждой или отказе в медицинской помощи. Так, исследования 2020 года показывают, что уровень насилия в полиции вновь вырос после небольшого снижения в 2018-м.Дело двух полицейских из Кагарлыкского отдела полиции, которых подозревают в изнасиловании, сейчас находится в Обуховском районном суде. Сначала оно рассматривалась в райсуде Кагарлыка, но подследственность изменилась после того, как местные судьи объявили о самоотводе.«Кагарлык» остается одним из вопиющих случаев полицейского насилия в современной Украине.В 2021 году международная правозащитная организация Freedom House дала Украине 60 из 100 баллов в рейтинге политических и гражданских свобод. Одна из ключевых причин посредственных результатов — ультраправое насилие, в том числе нападения на ромов, к которым украинцы испытывают самый высокий уровень этнических предубеждений.Скандалы вокруг нападений и травля ромов до сих пор будоражат Украину. Один из самых масштабных погромов последних лет совершила ультраправая группировка С14, которая в апреле 2018 года подожгла ромские поселение в заповеднике Лысая Гора в Киеве. Это нападение переросло в серию актов насилия, но лишь один из случаев дошел до судебного разбирательства.Как утверждал Европейский центр по правам ромов (ERRC), появляется все больше информации о сговоре между Национальной полицией и ультраправыми организациями.65-летняя Илона, пережившая нападение 2018 года на Лысой Горе, рассказывала журналистам The Guardian: «Они разрушили наше поселение и хотели нас убить. Полиция задавала вопросы националистам так, будто была с ними знакома, и они предупреждали нас. Они сказали нам: „Уберите свои вещи, нужные люди придут“. Полиция знала, что произойдет, но они не остановили это » .Тенденции сближения ультраправых с правоохранителями отмечают и в Freedom House.«Произошло постепенное сближение некоторых ультраправых сил с государством, прежде всего с правоохранительными органами Украины. Этому сближению способствовала необходимость интеграции добровольческих военизированных формирований, созданных националистами в начале войны, в государственные силовые структуры. Между обеими сторонами существует также определенная степень взаимной заинтересованности, и их союз не ограничился сферой войны.Одним из назначений, вызывающим наибольшее удивление, — хотя это и не единственный такой пример — было назначение бывшего активиста неонацистской организации Патриот Украины Вадима Трояна, который в марте 2016 года получил высокий пост в Национальной полиции Украины. Кроме того, звание подполковника милиции было присвоено Андрею Билецкому, командиру батальона Азов, который ранее был известен своими расистскими высказываниями " , — писал в 2018 году Вячеслав Лихачев, эксперт в тематике правых групп в Украине и России.Заметную роль украинские правые сыграли и в ходе президентских выборов 2019 года. Национальные дружины — одна из «дочек» националистического Нацкорпуса — были зарегистрированы как официальный наблюдатель на последних президентских выборах.Впрочем, в Центральной избирательной комиссии довольно быстро пожалели об этом решении, ведь командир Нацдружин Игорь Михайленко почти сразу заявил: «Если за справедливость надо будет набить кому-то лицо — мы это сделаем, не медля».К тому же в 2019 году украинские медиа указывали на противостояние между главой МВД Арсеном Аваковым и тогдашним президентом Петром Порошенко с возможным использованием ультраправых сил.Накануне выборов Украину всколыхнул скандал с хищениями в оборонной сфере, к которым, согласно расследованиям журналистов, был причастен близкий соратник Порошенко, экс-заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский (Свинарчук).Тогда же Национальный корпус вместе с Нацдружинамы провели серию акций, в том числе под Администрацией президента с требованием наказать Гладковского. Лозунг протестов — «Свинарчуков Порошенко — за решетку!». Кроме этого, националисты встрявали в предвыборные митинги тогдашнего президента в Черкассах и Житомире, где произошли столкновения. По информации Украинской правды, тогда « президента взбесило то, что полицейские не помешали Нацкорпусу сорвать его выступление».«Если посмотреть на ситуацию глазами Петра Алексеевича, в Черкассах Аваков одной рукой совершал нападение, другой — защищался. От того, какой из своих „ рук“ Арсен Борисович скажет быть сильнее, зависит безопасность президента » , — говорил тогда собеседник УП из окружения Порошенко.Вскоре послы стран Большой семерки прислали Авакову письмо, в котором заявили об «обеспокоенности экстремистскими политическими движениями в Украине, тревожных насильственных действиях».«Они запугивают украинских граждан, пытаются узурпировать роль Национальной полиции в обеспечении безопасности выборов и наносят ущерб национальной и международной репутации украинского правительства», — говорилось в сообщении.Корреспонденты авторитетных международных СМИ — в частности, Джош Коэн, чья статья была опубликована агентством Reuters, — называли руководителя МВД Арсена Авакова «симпатимком ультраправых», указывая на его приближенность к одному из лидеров украинских националистов и полку Азов, главе партии Национальный корпус Андрею Белецкому.Сами же националисты и министр внутренних дел отвергают информацию о возможных связях. «Все это звучит крайне оскорбительно», — заявлял в интервью НВ в 2019 году Белецкий..